Как лучшее высотное здание в мире родилось из 2-х кубиков…

Основатель «Кризисный девелопмент» специально для издания «Белая Каска».

Рубрика: история из жизни Александра Курникова


Forbes написал о моём проекте в «Москва-сити» так: Neva Towers подтвердил свой статус лучшего проекта в Европе, получив титул Best of Europe в двух номинациях: Best Residential High-rise Development и Best Mix-used Architecture, а также завоевал мировую награду в номинации Best International Residential High-rise Development, став первым российским проектом – победителем данной номинации в мире.

Сегодня я расскажу, как рождалась та самая архитектура, которую признали лучшей 70 специалистов из разных уголков мира. Важно — рассказ содержит ненормативную лексику (для пущей достоверности). 

В архитектурный конкурс я пригласил 6 компаний: Dyer group, PRP architects, RMJM, ТПО «Резерв», Павла Андреева (на тот момент «Моспроект-2») и Speech. В самый последний вагон вскочило американское архитектурное бюро HOK, их предложил Renessance (впоследствии купили весь проект, но сейчас только приглядывались и консультировали). HOK – архитекторы, мягко говоря, с именем — это самое крупное бюро в Соединённых Штатах (более 1600 человек), по их проектам построено многое из того, что американцы считают своим национальным достоянием (Институт истории в Нью-Йорке, офис Apple, россыпь аэропортов по стране и многое другое). Именитые застройщики доверяют им самые сложные объекты (Центр Международной Торговли в Индии, футбольная Арена в Барселоне и так далее).

К истории — конкурсы я провожу со всей тщательностью и подготовкой: полный комплект тендерной документации, расширенная коммерческая концепция, интервью и выезды на площадку, мультидисциплинарная коллегия. Участники всегда бодры и находятся в тонусе, чтобы в назначенное время презентовать свои работы: с рендерами, архитектурными макетами, роликами-визуализациями. Уровень детализации такой, что можно сразу начинать строить, не меньше. 

И вот наступает ответственный момент презентаций, каждый архитектор представляет сильные и уникальные работы (под стать месту). Всё идёт по плану и черёд переходит к HOK. Но вместо того, чтобы разложить макет, или включить ролик с голливудскими эффектами, их главный архитектор (Тодд Халамка) начинает идти к нам с акционером (в дальний конец зала совещаний). Он что-то бережно держит в руках (так обычно ребёнок сжимает птичку, вдруг попавшую в лапы кота). Его взгляд по-детски наивен и Тодд, кажется, даже счастлив хранить что-то очень ценное в своих ладошках. Наклонившись к нам, говорит, что сделал венец своего творения, проект, который точно станет его лучшей работой. А дальше… Дальше раскрывает руки… а внутри… два кубика на тонкой дощечке, все вместе высотой от силы 4-5 сантиментов. ДВА, блин, КУБИКА! (не макет высотой в метр, не впечатляющий ролик, а ДВА КУБИКА!!!).

Сказать, что я был удивлён — ни сказать ничего… Даже слово «АХ*ЕЛ!!!», не в полной мере передаёт всю гамму моих чувств! От меня тут же полетели саркастические вопросы: почему кубики не из пластилина, и что проект очень похож на работу моей дочери (ей на тот момент перевалило за 8 месяцев :)). 

Акционер же, человек взрослый, видавший разное, мудро сказал: «Саша, давай послушаем. HOK – крупнейшее бюро в мире и херни не сделает!». Я же был уверен (и продолжаю верить), что херню могут сделать все (включая меня 🙂 ), но спорить не стал… 

HOK смог доказать, что их проект действительно лучший на конкурсе, но лучшим в мире сделало его уже соавторство Сергея Чобана (я принципиально отказался допускать HOK к работе без сильного Российского Архитектора).